Главная » 2011 » Август » 1 » Под откос
17:17
Под откос
Фигура молодого человека, роющегося в мусорном контейнере во  дворе моего дома, показалась смутно знакомой. И вот парень достал пластиковую бутылку, на дне которой плескалось грамм 20 пива, запрокинул ее и с жадностью выпил. В эту минуту он повернулся ко мне лицом - и я обомлела: «Да это же Витька…» Сердце сжалось, одолевали противоречивые чувства:  стыд,  жалость,  брезгливость, страх. Молодой, полный сил красавец парень превратился в опустившегося забулдыгу, который в отдаленных от  своего места жительства  дворах ищет в мусоре совсем не кусок хлеба.



Витька моложе меня лет на семь; в детстве эта разница была особенно существенной, поэтому помню его еще маленьким.  Он ничем не отличался от своих сверстников, разве только тем, что в доме  у него было не все гладко. Но беду в ячейку общества нес не отец, как это часто случается. А мама-алкоголичка. Недаром говорят: пьющая мать – горе в семье.
Было привычно наблюдать, как эту видную, эффектную женщину привозили откуда-то ухажеры и выгружали из машины еще в начале улицы. Потом они стремительно ретировались, а  детвора бежала и кричала: «Дядя Слава, там ваша  пьяная лежит!»  Отец Витьки никогда не устраивал сцен, никогда не поднимал на жену руку, заботливо нес ее на руках в квартиру, а утром его видели с авоськой, где был свежий кефир и минералка. Такое повторялось часто. Гораздо чаще, чем могло вынести даже самое терпеливое и любящее сердце. Но с мужем  женщине повезло.  Пока она проводила время с очередным возлюбленным, дядя Слава делал с сыном уроки, ловко управлялся по хозяйству, только не просиживал с местными мужиками за домино. И не потому, что сильно уставал в шахте, и не потому, что домашние хлопоты не оставляли времени, – избегал упреков и насмешек. Возможно, понимал сам, что подобное прощать нельзя, возможно, ему было стыдно. Кто знает…
Только раз  он позволил эмоциям хлынуть наружу. Это случилось, когда мать Вити засобиралась за красивой жизнью в  далекую Москву. Дядя Слава едва не падал  на колени, просил и умолял благоверную остаться. Старушки на подъездных лавочках такого еще не видели.
Но женщина  была неумолима. Сунув Витьку на заднее сиденье желтенькой «Волги»-такси, она, даже не попрощавшись с мужем, уехала.
Шло время. Местные  одинокие барышни вовсю пытались заполучить завидного жениха в законные мужья. Но дядя Слава  оказался из редкой породы мужчин-однолюбов.  Он так и прожил в одиночестве все десять лет, пока наконец не дождался из Москвы заветной весточки. Местные кумушки шушукались в неведении - от соседей не скроешь: телеграмму принес почтальон из самой златоглавой. От нее… Мужчина отпросился с работы и уехал.
Вернулся он через две недели. Его трудно было узнать: почерневший, осунувшийся, враз сгорбившийся. Приехал не один –  с Витькой. От него мы потом и узнали, что произошло.
В Москве маме жилось весело, а сын большей частью  сидел в запертой комнате, о нем могли не вспоминать сутки, двое, трое.  Потом возвращалась мать, приносила подарки,  зацеловывала и обещала, что больше такого не повторится. Но подобное повторялось. Только Витька, взрослея, уже не позволял себя запирать. И пока родительницы не было  дома, слонялся по рынкам и вокзалам: учился добывать еду.
С шампанского  женщина перешла на водку. Потом  за счастье была бутылка бормотухи. В доме постоянно толпились какие-то  подозрительные личности,  пропивали деньги, которые, оказывается, присылал Витькин отец, и исчезали до следующих алиментов. Вскоре мать с Витькой сменили квартиру на  какой-то барак.  Мальчишка сам пытался устроиться в школу. Его не приняли. А мать вдруг заболела. Она практически не поднималась, от былой видной красавицы ничего не осталось: алкоголь разрушил не только ее душу, но и тело. Однажды она подозвала Витьку, нацарапала адрес и велела  бежать на ближайший телеграф – сообщить отцу. Говорят, люди чувствуют приближение старухи с косой. И то единственное, что мать могла сделать хорошего для собственного ребенка, она сделала. Была уверена:  как бы ни сложилась жизнь отца Витьки, он приедет.
Он и приехал. Успел еще застать ее живой. Витька потом рассказывал: папа очень плакал, когда мама умерла. Как будто умерла его последняя надежда.
Похоронил по-людски. И, взяв за руку сына, отправился обратно  – домой.
Всеми правдами и неправдами, с помощью многочисленных репетиторов и  учителей, Витька с горем пополам был оформлен в вечернюю школу.  Но учиться  ему не понравилось. Если занятия выпадали на то время, когда была у отца смена на шахте, прогуливал без зазрения совести. Ни училище, ни техникум, понятно, были ему не под силу.
Компания дружков-трутней,  наводящих страх на запоздалых прохожих в темных переулках, постоянные пьянки-гулянки – вот что стало его образом жизни. А его отец, как когда-то разыскивал любимую жену, ходил теперь в поисках единственного сына, чтобы отвести его, в стельку пьяного, домой.
Дядя Слава  поседел. Постарел. Но не только возраст  был тому виной: Витька ежедневно  преподносил неприятные сюрпризы. 
К тому времени  я уже покинула отчий дом и, бывая там по случаю, практически не общалась с товарищами детских лет. От родителей порой узнавала последние новости, а они были все грустнее и печальнее.
Витьку  и его приятелей затянули наркотики: парняги слонялись по окрестностям, спали на лавочках, промышляли воровством. Их перестали бояться - дурь и водка сделали свое дело: из физически крепких молодых людей они превратилась в серые тени, вид которых вызывал у окружающих не столько опасение, сколько брезгливость.  Дядя Слава периодически пытался лечить непутевого сына. Но тот взял материнский характер, не унаследовав ничего от отца. Витька вновь и вновь  возвращался в прежнюю компанию. Некоторых из его дружков-тунеядцев посадили, некоторые умерли - вряд ли для кого-то будет секретом, что от наркотиков и  алкоголя отправляются в мир иной довольно рано.
Давно не вспоминала об этой чужой трагедии, как вдруг  эта встреча у мусорного контейнера. И шок. И ступор. Человек – кузнец своего счастья. Это верно. Только мы же своими руками куем и свою беду, потакая порокам и дурным привычкам.
Не надо быть Нострадамусом, чтобы предположить, что с того дна, куда скатился Витька, редко возвращаются. Он еще молод. Но насквозь больной. Он мог бы быть чьим-то отцом и мужем. А станет холмиком на местном кладбище. И не через тридцать - сорок лет, а гораздо раньше. И дяде Славе вновь придется хоронить родного, любимого человека. Теперь уже единственного сына.
…Витька жадно  припал к горлышку бутылки из мусорного контейнера:  пива давно не осталось, да и было лишь на один глоток, а он все пытался губами достать последние капли.  Он меня не узнал,  хотя даже если бы это и случилось, не думаю, что в его мутных глазах промелькнуло бы что-то похожее на стыд. Приостановившись на мгновение, пошла дальше. Слишком поздно воспитывать и учить: человек пустил свою жизнь под откос - и человека не стало…
Виктория НЕСВИТ
Послесловие.
Сколько у нас  в стране алкоголиков – посчитать  невозможно. Невозможно вывести точную цифру, какое количество людей умирает  от этой пагубной привычки: водка несет в себе не только наркотическое отравление - алкоголь разрушает весь организм.  А официальная статистика наркозависимых существует: в Украине на учете состоит 180 тысяч наркоманов. Только  нет ни одной улицы, где бы не проживал наркоман, ни одного подъезда, подвала или палисадника, где бы не валялись  шприцы… Значит, официальная цифра – только верхушка айсберга. Айсберга, о который рано или поздно разобьется украинский «Титаник», если не взять проблему алкоголизма и наркозависимости под жесточайших контроль. И здесь единым фронтом должны выступить семья, школа, общественность и государство. Только командные, согласованные действия  позволят гарантировать нашим детям жизнь без  смертельных привычек. Давайте дадим им шанс…
Просмотров: 572 | Добавил: Максаша
Всего комментариев: 2
2 fin   [Материал]
Жаль парня. А мог бы с таким отцом человеком стать

1 гость   [Материал]
Хорошо написано!

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: