Главная » 2011 » Апрель » 14 » Остров надежды в море равнодушия
09:20
Остров надежды в море равнодушия
 

Перейдя через дорогу, мужчина продолжал следить за детской коляской, ни на миг не отводя от нее взгляда. Он не слышал, но знал точно: девочка не плачет. Рассматривает листья ближайшего дерева и внимательно слушает чириканье воробьев. Он плакал и ждал, когда какой-нибудь прохожий заберет… его дочь. Отчаявшись, он решил на милость судьбы отдать больного ребенка, но не мог уйти, не убедившись в том, что коляску заметят и подкидыша заберут. Но люди равнодушно проходили мимо.
Никто не останавливался. Никто даже не подошел к маленькой девочке, которая с интересом смотрела на окружающий мир. И тогда он вернулся. Он так и не смог уйти и бросить кроху, от которой еще в роддоме отказалась биологическая мать. Отказалась, родив ребенка с диагнозом ДЦП. А отец не сумел заглушить в своем сердце голос совести: уволился с работы, ходил по врачам в надежде вылечить. Жизнь на мизерную пенсию по инвалидности загоняла эту несчастную семью в беспросветный тупик. Однажды он и принял для себя такое непростое решение: выбрал перекресток и оставил коляску с ребенком. Только усталость - это еще не предательство, и дочь не лишилась отца. В той непростой ситуации мужчина принял единственно правильное решение: обратился за помощью. И она пришла. В лице современных сестер милосердия – патронажной службы. Теперь практически ежедневно в эту семью приходит сотрудник Красного Креста: больному ребенку делает необходимые процедуры, помогает родителю справляться с бытовыми хлопотами. Мелочь? Помощь. То, что называем милосердием. Кто они, люди, спешащие на помощь? От них требуется до невозможного много – внимание и забота. И до обидного мало - купить буханку хлеба в магазине. И то, и другое жизненно необходимо их подопечным. Они должны быть универсальными специалистами во всем: уметь безупречно сделать внутривенный укол и постараться до блеска вымыть окно. Они это и делают. О качестве их работы можно судить по частым телефонным звонкам от благодарных подопечных, которые раздаются в кабинете начальника Енакиевского комитета Красного Креста Ольги Константиновны Аверкиной. В нашем городе патронажных сестер 13 человек: Н.В.Шепетун, О.П.Хомюк, Н.С.Костюкова, Н.А.Соловьева, А.В. Колесникова, Т.М.Колесникова, Т.В.Павлова, Л.Г.Кондыбальская, Т.Г.Саморока, Л.П.Бондаренко, Л.Г.Маевская, Е.Г.Прокопенко, Т.Е.Дементьева. На них возложена трудная и почетная миссия. Их труд часто неблагодарен, порой трудно угодить клиенту: все мы знаем, как бывают капризны пожилые люди (а именно одинокие старики являются основным контингентом патронажных сестер), но современная сестра милосердия должна уметь сгладить любую конфликтную ситуацию. Однако так было не всегда. Истоки патронажной службы идут от Даши Севастопольской - удивительной женщины, Дарьи Михайловой, которая среди прочих патриотов Севастополя вышла на поле сражения в 1855 году, чтобы помочь раненым. Она не имела специального медицинского образования, но бесстрашно выносила солдат с поля боя под огнем неприятельских пушек. Знаменитый хирург Н.И.Пирогов тогда и задумался о создании службы, специалисты которой помогали бы раненым и больным солдатам. Вскорости в историю вошло имя баронессы Юлии Вревской – имея и титул, и образование, и средства, юная девушка посвятила себя не праздному образу жизни, а служению Отчизне.


В русско-турецкой войне она стала сестрой милосердия Российского Красного Креста: на деньги, вырученные от продажи имения, она создала санитарный отряд. Когда баронесса заболела тяжелой формой сыпного тифа, солдаты, спасенные ею, самоотверженно ухаживали за ней, но… болезнь ее не пощадила. В возрасте 35 лет Юлия скончалась и была похоронена в платье сестры милосердия. В начале века страна очень нуждалась в сестрах милосердия. Хотя правильнее было бы сказать – в братьях, ибо поначалу в эту службу набирали мужчин - бравых офицеров. То была почетная и ответственная служба: приходилось работать в тяжелейших условиях, в эпицентрах опасных эпидемий, ежедневно рискуя своей жизнью, спасая чужие. Красный Крест тогда и стал очень мощной влиятельной организацией: членский взнос составлял червонец, на который вполне можно было приобрести полкоровы.


 В

Стране Советов о патронажной службе не забыли. До Великой Отечественной войны силами Красного Креста была очень развита сеть санавиации (в 1936 году она насчитывала 86 самолетов), для больных и ослабленных детей был создан оздоровительный лагерь «Артек», по всей стране были организованы курсы по санитарной подготовке населения, открыто 54 700 медпунктов. Полугодичные курсы подготовки санинструкторов в начале сороковых по объективным причинам были сокращены до 3 месяцев, по истечении которых медсестры уходили на фронт и самоотверженно спасали раненых. В послевоенное мирное время общество Красного Креста не осталось не у дел: именно оно готовило младший медицинский персонал, ведь профильные училища возникли гораздо позже. Даже в нашем городе были такие курсы до 80-х. Естественно, именно в мирное время патронажная служба приобрела характеристики, которые присуще ей и поныне: вместо спасения раненых солдат, патронажные сестры стали оказывать помощь социально незащищенным слоям населения. Появившиеся впоследствии территориальные центры по обслуживанию одиноких и престарелых граждан скопировали модель организации работы именно с Красного Креста. - Постепенно Красный Крест стал терять свою актуальность; к сожалению, все труднее стало изыскивать материальные ресурсы: государство устранилось от помощи нашей организации, и перед развалом Союза, в перестроечные годы, Енакиевская патронажная служба переживала далеко не лучшие времена, - рассказывает Ольга Константиновна Аверкина. – Но в нашем деле немаловажен человеческий фактор. В качестве примера расскажу один случай. Однажды на улице генеральный директор металлургического завода (это было больше двадцати лет назад) увидел, как наша сотрудница вывезла на прогулку в инвалидной коляске одинокую бабушку. Картина его так тронула, что металлургический завод долгое время оплачивал 10 ставок патронажной службы в Енакиеве. Это продолжалось буквально до 1998 года. Сегодня городская патронажная служба охватывает своим вниманием и заботой до 800 человек в год. За минимальный оклад эти женщины работают не только няньками, медсестрами, но и психологами. - Работа у нас специфическая. Ведь наши пациенты – больные и пожилые люди. Поэтому, чтобы быть патронажной сестрой, нужно иметь нечто большее, чем желание работать. Нужно иметь призвание – быть не просто медсестрой, а сестрой милосердия. Случайные люди у нас не задерживаются. Наши специалисты - это те, кто душой болеют за своих подопечных, полностью отдаются своей работе. (О.К.Аверкина так и не смогла выделить кого-то персонально, ведь каждая из сотрудниц заслуживает, по ее мнению, теплых слов благодарности – авт.). Конечно, штат необходимо увеличивать, только, увы, пока такой возможности нет. Мы сотрудничаем с Енакиевским центром занятости и, когда есть финансирование, получаем от них 11 дополнительных помощников. Но не только помощь одиноким и больным входит в обязанности патронажной сестры. Вот уже восемь лет мы плотно работаем с туберкулезным диспансером, оказывая посильную помощь в борьбе с коварным инфекционным заболеванием. Патронажная сестра, в случае, если человек не является за лекарствами, обязана приехать по адресу и пригласить его в больницу. Иногда к одному и тому же человеку приходится ездить едва ли не ежедневно. Красный Крест не медицинская организация: медики лечат туберкулез, а мы стараемся больного заинтересовать в выздоровлении. Никогда не забуду один случай. В доме, где был больной, не осталось уже буквально ни окон, ни дверей. Человек спал на голой сетке, прикрытой тряпьем, у него не было даже обуви, чтобы самостоятельно сходить в больницу. Вот таким людям мы и помогаем. Хотя есть и свои издержки профессии: иногда патронажную сестру воспринимают как дешевую служанку. «Нарежьте, милочка, салатиков: ко мне сегодня гости придут», - такое порой может услышать специалист службы. А впоследствии даже звонят с жалобой, мол, плохо обслужили. Но это, естественно, единичные случаи. Сегодня сервис патронажной службы не является бесплатной услугой. Человеку, которому оказывают помощь, необходимо заключить договор с организацией, оплатив его минимальным взносом в размере 40 гривен. А вот для того, чтобы Красный Крест мог охватить как можно большее количество нуждающихся, стоит напомнить енакиевцам, что приобретение марки этой организации не досадная обязаловка, а акт милосердия.



 Не буду говорить о руке дающего, которая не оскудеет, а лишь напомню: от одинокой старости в соседстве с болезнями не застрахован никто, даже тот, кто вырастил и воспитал ребенка, а то и нескольких. И в роли нуждающихся завтра может оказаться каждый из нас. …Есть категория людей, которые горят на работе. Эта женщина, рядом с которой до последнего вздоха были лишь сестры милосердия, из такой когорты: всю свою жизнь она отдала предприятию, оно было ее ребенком, ее семьей, ее смыслом жизни. Она - пока хватало сил – помогала больным и трудилась в больнице не покладая рук. Но возраст не щадит никого: пришла пенсия, пришла старость, пришли болезни. На закате жизни человек оказался обреченным ждать последнего вздоха в четырех стенах. В одиночестве. Она нуждалась не только во внимании, но и в медицинской помощи: стояла острая необходимость ежедневных перевязок, да и не только. Специально не пишу, в каком учреждении она работала: в служебные обязанности ни одного руководителя, ни одного коллектива не входит доброта и отзывчивость (многие в старости оказываются за боротом жизни, к сожалению). Но я не буду произносить слов порицания. Скажу только слова благодарности енакиевской службе милосердия, которая в этом случае, как и во многих других, остается едва ли не единственным островком сострадания в море равнодушия повседневной жизни.
 
Виктория НЕСВИТ
Категория: еженедельник "Панацея" (2011 год) | Просмотров: 788 | Добавил: Максаша
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: